x
Задать вопрос
Наши акции
Расписание

Получать наши новости

Центр здоровья доктора Хайруллина


Мы работаем по всему Казахстану

+7 (727) 239 29 55

+7 (727) 292 27 19

+7 (777) 223 38 35




Низкоуглеводное питание при гипертонии и сахарном диабете второго типа.



Именно кетогенный подход способен не только помочь, но и излечить вас от этих заболеваний, т.к. воздействует непосредственно на причину проблемы – гиперинсулинизм. Лекарства же оказывают только симптоматическое действие и зачастую от них много больше вреда, чем пользы.


Может быть, не все из вас знают, что в последние годы доказано: сердечные заболевания, про которые раньше думали, что они могут развиваться только в сторону необратимого ухудшения, при серьезном изменении образа жизни можно повернуть вспять. Это очень важно для тех, кому предлагают делать дорогостоящие шунтирование или ангиопластику.


А диабет второго типа, буквально излечивается к третьему, четвертому дню низкоуглеводной диеты. И до конца жизни, человек остается здоровым и независимым от сахароснижающих препаратов и инсулина, но для этого необходимо постоянно контролировать, а лучше вовсе убрать из своего рациона углеводистую пищу. В связи с этим вспоминается случай Светланы К., 42 года, которая пришла на лечение с весом 98 кг, стойкой гипертонией и повышенным уровнем сахара в крови.


Длительное время она находилась на учете у кардиолога, принимала большое количество гипотензивных средств, которые давали только временный эффект, борясь с чувством голода, сидела на высокоуглеводной, безжировой диете.


То, что я предложил ей в начале курса лечения, казалось для нее настоящим кощунством: как же так, для своего исцеления она должна есть сало, окорочка, жирную рыбу, ветчину, яйца, т.е. пищу, которую ей последние годы строго-настрого запрещали, и при этом не допускать чувства голода, что же это за лечение, в котором нет ни капли страдания? В этих случаях я просто говорю, не верьте мне на слово, – просто проверьте.


Хотя бы 2-3 недели попробуйте стимулирующий этап, а дальше сами будете принимать решение, как вам следует питаться всю оставшуюся жизнь, но при этом не рекомендую советоваться со своим лечащим врачом, потому что у большинства кардиологов слово «жир» приравнивается к ругательству.


Так вот, за первые три недели Светлана похудела на 8 кг, при этом, как я и предсказывал, давление нормализовалось, постепенно она отказалась от гипотензивных препаратов. Воодушевленная хорошим началом, четко придерживаясь моих рекомендаций, она за полгода похудела на 28 кг.


Все было бы хорошо, если бы не одно неприятное обстоятельство – при превышение суточного уровня углеводов выше 40 г. давление тоже начинает повышаться, организм как бы на своем языке предупреждает ее не выходить за определенные четко очерченные границы.


Да что гипертония, в Америке даже эпилепсию, особенно, начавшуюся в детском возрасте, лечат жировой кетогенной диетой. Дело в том, что довольно часто у некоторых людей судорожная активность мозга значительно повышается при резком падении уровня глюкозы в крови, а эта реактивная гипогликемия в свою очередь провоцируется рафинированными углеводами. Когда ребенка переводят в кетоз, уровень глюкозы в крови стабилизируется, судорожная активность мозга снижается, припадки прекращаются. Но при выходе из кетоза нередко снова начинаются припадки, и поэтому большинство больных всю жизнь вынуждены придерживаться НУП, зато в остальном они ничем не отличаются от обычных людей.


Кому интересно узнать больше о таком методе лечения эпилепсии, я бы рекомендовал посмотреть чудесный художественный фильм, снятый по реальной истории мальчика-эпилептика. Он называется “First Do No Harm” «Прежде всего не навреди... (фраза из клятвы Гипократа)». Талантливая актриса Мэрил Стрип блестяще сыграла маму этого мальчика. После долгих и безуспешных хождений по больницам, когда врачи перепробовали все возможные лекарственные средства, и когда кончились все сбережения семьи, а страховая компания отказалась помогать в лечении ребенка, отчаянная мама соглашается на страшную экспериментальную операцию по удалению «очага» в мозгу у ребенка.


И только факт, что девочка по палате, перенесшая эту хваленную операцию, умерла на следующий же день, заставил Мэрил Стрип перестать слепо доверять врачам-специалистам, а начать искать альтернативные и более прогрессивные методы лечения, которые в то время еще не признавались современной медициной. Найдя клинику, где лечили не химическими дорогостоящими лекарствами, а простой кетогенной диетой, героиня отчаянно борется за разрешение перевести больного ребенка в эту клинику.


К счастью, один из врачей соглашается сопровождать ребенка в многочасовом перелете в ту единственную клинику в Америке, где предлагалось лечение диетой. На второй день после начала диеты, Мэрил Стрип впервые за долгие годы не просыпалась ночью из-за приступов эпилепсии сына. В финальных кадрах фильма сообщается, что с тех пор мальчик не имел ни одного припадка, и когда снимался фильм ему исполнилось 36 лет.


А проникновенный голос Мэрил Стрип за кадром задает всем нам вопрос: «Как получилось, что в стране, где самая лучшая в мире медицина, человек должен был ходить по кругам ада консервативной американской медицинской системы, чтобы обнаружить, что на самом деле надо было только изменить для ребенка режим питания? Что мы делаем неправильно? Куда мы идем?»

В московском наркологическом центре «Кундала», которым руководит мой хороший знакомый, один из ведущих российских наркологов, доктор наук Яков Маршак, при лечении героиновой зависимости довольно эффективно применяется низкоуглеводная диет в сочетании со специальной системой физических упражнений Кундалини-йогой и психотерапией.